Часть2. Занимательное погододелание. Гл.1. Образцовому городу - образцовую погоду

Индекс материала
Часть2. Занимательное погододелание. Гл.1. Образцовому городу - образцовую погоду
Страница 2.
Страница 3.

 

 

Возможно, во всей этой арифметике и просматривается авантюристская составляющая метеокоммунальных «счетчиков-учетчиков», но будем к ним снисходительны. Они, вероятно, считали бы и «как положено», если были бы на этот счет объективные рекомендации, а их у науки пока нет. Вот и запутывают отставники военных метеослужб доморощенными методиками и терминами всех, кто пытается вникнуть в суть производственного эксперимента по изучению возможности осаждения снегопадов на подступах к Москве.

Еще более примитивными были отчеты лаборатории о выполнение задачи по метеозащите политических мероприятий. Вот, к примеру, последняя строка «Отчета об авиаработах ЭПЛ по созданию благоприятных метеоусловий в день выборов в Верховный Совет СССР 4 марта 1984 г. Прогноз погоды: переменная облачность, ветер юго-восточный, температура 5-7 градусов. Фактическая погода: переменная облачность, без осадков… Поставленная задача ‒ ВЫПОЛНЕНА! Действительно, в тот день осадков в Москве не было. Но так распорядилась природа, «счетчики» же просто воспользовались сложившейся ситуацией и приписали успех лаборатории там, где его не было.Таких ситуаций, когда погода способствовала припискам было предостаточно, к тому же и доказывать, что это была явная приписка и не легко и некому.

То, что эксперимент имеет явную политическую составляющую, стало ясно после того, как нам было дано указание обеспечить метеозащитой похороны Брежнева. …Вся страна пребывает в трауре, на предприятиях и в учреждениях траурные митинги, пасмурная погода вполне соответствует «мероприятию» ‒ и нам было очень сложно понять замысел Лифшица. Помнится, барражировали мы лениво над слоем туманообразных облаков и порой задумывались: «Не дай бог именно в момент погребения облака из-за нашего воздействия раздвинутся и засияет солнце! Для кого-то радость, а вот родня Брежнева, пожалуй, может обвинить нас в кощунстве».

.Прошло чуть более года и самолеты были подняты для «разгона облаков» в день похорон нового Генсека ЦК КПСС Андропова Ю.В. ‒ тогда рано утром очагами кое-где по области висел радиационный туман, но к началу церемонии он повсеместно и естественным образом рассеялся. Однако, в отчете о проведенных в этот день лабораторией метеозащитных работах было написано не о том, что произошло с туманом, а о том, что «поставленная перед ЭПЛ задача выполнена ‒ над Москвой и Красной площадью стояла солнечная погода».

Можно и дальше продолжить перечень метеоуслуг, предоставляемых метеокоммунальной конторой Лифшица. Монополия на исходную и конечную метеоинформацию при отсутствии объективных средств контроля позволяла ей браться за выполнение любых заказов, не боясь провалов. От них ЭПЛ была застрахована самой властью, набиравшей на этих играх политические очки, ну а всем остальным выдавалась строго дозированная информация, преимущественно победного звучания. Народ, надо полагать, верил…

Многие люди убеждены, что погоду у нас при случае могут «сделать». Ссылаются, в частности, на Олимпиаду-80... Да, действительно, погода тогда удивила всех: на общем фоне дождливого и прохладного лета изолированным солнечным пятном выглядели две недели, отведенные празднику спорта. Так было. Но разве можно представить, что такую благодатную брешь размером с пол-Европы (хорошая погода была не только в Москве) ‒ сотворил человек? Конечно, нельзя, вот разве если только человек этот ‒ советский... А если без шуток, нам всем надо просто поблагодарить наших же советских, синоптиков, сумевших на основе многолетних статистических данных рассчитать наилучший временной интервал для проведения Олимпиады. Ну и, конечно ‒ самого Господа Бога, который, приняв во внимание их благие намерения, не стал им возражать...

...С позицией простого обывателя все ясно, но вот на чем основывалась вера в наш эксперимент у представителей власти понять трудней: думается, что никто из них не решался усомниться в целесообразности метеозащиты потому, что знали ‒ целесообразность эта была предопределена позицией МГК КПСС. Вот и скатывались вниз по цепочке указания, возникшие не от ума, а, как говорится, на нервной почве: ‒ Ну, сделайте же что-нибудь! Догоните, в конце концов. Догоните и уничтожьте!, ‒ с таким вот решительным требованием обратился однажды на пункт управления полетами один из ответственных заказчиков «праздничной» погоды, после того, как ему доложили, что к Красной площади приближается дождевое облако.

Политики, заказывающие «улучшение погоды», масштабов обнаученной бестолковщины могут и не представлять. Но в Госкомгидромете СССР знают все. Знают, например, о том, что полеты по «созданию благоприятных метеоусловий…» зачастую выполняются в дни, когда погода и без того не то что благоприятная: она настолько благоприятная, что всем ясно ‒ активными воздействиями такую великолепную погоду можно только ухудшить.

25.02.86 г. – 6.03.86 г. ‒ XXVII съезд КПСС.

Над Москвой, как и над всей остальной европейской территорией СССР, стоит мощный блокирующий антициклон. Легкий, приятный морозец; из небольших облачков на фоне солнечного света иногда выпадает пушистый снежок, который приносит только радость и убирать который вовсе не требуется. Так было в течение всех дней работы съезда. И в течение всего этого времени дежурное авиазвено ЭПЛ проводит круглосуточную метеозащиту Москвы. Пробовали отменять вылеты, но похоже что Лифшица и партфункционеров из МГК КПСС ‒ ежедневно в числе делегатов съезда совершавших променад в Кремлевский Дворец съездов ‒ эта ситуация как раз и устраивала… В итоге налетали по практически ясному небу 300 с лишним часов!

18, 19, 20 сентября 1987 года. Мероприятия, посвященные Дню Москвы. В подмосковном небе почти круглосуточно «улучшают погоду» шесть бортов Ан-30 и два Ан-12, оборудованных для сброса большого количества реагентов. Посильную лепту вносит метеолаборатория Ил-18. Со всех бортов ведется интенсивный засев натекающих на Москву облаков углекислотой, цементом и обстрел пиропатронами. Где-то выше этой многосамолетной вращающейся «этажерки» и чуть в стороне (чтобы ненароком не «отбомбиться» по нижерасположенным бортам) сериями отстреливает многокилограммовые упаковки с цементом экипаж дальнего бомбардировщика Ту-16.

В общей сложности налетав около 200 часов, эта воздушная армада кроме того, что трое суток нещадно «керосинила» небо, ничего не дала. 18–го обошлось, как и прогнозировалось, без осадков, а вот 19-го и 20-го дожди шли, причем 20 сентября количество осадков в Москве оказалось большим, чем в районах, где проводился засев облаков. И здесь впору предъявлять метеозащитникам иск за УХУДШЕНИЕ ПОГОДЫ, тем более что ученым известно, что осадки в Москве в результате проводимого ЭПЛ «перераспределения» могут и увеличиваться.

…Летом 1986 года Комиссия партийного контроля (КПК) при ЦК КПСС создает комиссию из ведущих специалистов по активным воздействиям Госкомгидромета СССР для рассмотрения письма доктора физико-математических наук Лескова Б.Н., предложившего вывести высокотехнологичный атмосферный эксперимент из структуры коммунальщиков и продолжить его на строго научной основе силами специалистов Госкомгидромета на специальном метеополигоне ‒ давно для подобных экспериментов созданного в Днепропетровской области. Комиссия принимает логичное решение: лабораторию ввиду некомпетентного проведения эксперимента ликвидировать, фонды передать науке для продолжения исследовательских и экспериментальных работ по данной проблематике с учетом интересов Моссовета.

Приняв это объективное решение за оскорбление, московские партчиновники кулуарным методом добиваются у того же КПК создания другой комиссии, состоящей из людей, рекомендованных Лифшицем. Решение первой комиссии пересматривается и лаборатории дается год для «коренного усиления межведомственной кооперации с привлечением подразделений АН СССР и ГКНТ». И хотя указанные высокие организации и поныне не привлечены, время было выиграно, ну а дальше было дело техники: эксперимент забюрокрачивается так искусно, что отныне у ЭПЛ уже не возникает никаких проблем с оппонентами.

…За время проведения авиаработ по метеозащите Москвы уже налетано около 20 тысяч часов! В натекающие на столицу облака сброшены тысячи тонн углекислоты, сотни тонн цемента, отстреляны тысячи пиропатронов с йодистым серебром и свинцом. Вполне понятно, что вся эта «химия» вперемежку с ядовитыми продуктами горения самолетного топлива осаждается на землю. Может быть, на усредненного жителя Московской области доза и незначительная, но если учитывать, что сброс реагентов согласно розе ветров производится в основном над одними и теми же районами, то для конкретного жителя этих районов она будет вполне осязаемой. Между прочим, летом 1985 года, после завершения крупномасштабных авиаработ по метеозащите Всемирного фестиваля молодежи и студентов, в некоторых районах, в частности в Загорском и Дмитровском, необъяснимо быстро почернел картофельный лист... Объективных доказательств вины метеозащитников здесь нет, но дело в том, что такие доказательства никто и не собирает: метеоигра идет в одни ворота.

Серьезную проблему представляют ночные полеты метеозащитников, эксплуатирующих известные своим неукротимым ревом самолеты Ан-30. Жители, проживающие в районе аэропорта «Быково», где они базируются, хотя бы знают, на кого им жаловаться! А каково тем, кто проживает вблизи ночных авиатрасс, по которым взад-вперед снуют на малых высотах горластые монстры. Проблема эта не будет казаться малозначительной, если учесть, что по правилам ИКАО (Международная авиационная организация) ночные полеты на малых высотах в густонаселенных районах запрещаются вообще, а наша ЭПЛ в зимнее время проводит их почти еженощно, укороченными галсами или кругами с радиусом порядка 10 километров..

 



Обновлено (25.01.2015 18:34)