Гл.2. Как это было: записки очевидца

Индекс материала
Гл.2. Как это было: записки очевидца
Страница 2.
Страница 3.
Страница 4.
Страница 5.

 

 

К ощущениям собственной беспомощности добавлялся негатив от многочисленных сообщений СМИ о регулярно происходящих зимних природных катаклизмах, на фоне которых наши усилия по «искусственному регулированию осадков» казались абсолютно бессмысленными. Получалось, что «приклеенный» к нашей конторе ярлык «ПИСК» действительно себя оправдывал. Такое ощущение гасило у наших седовласых летунов-бортоператоров желание работать качественно и, быстро побросав реагент в нутро никак не реагирующего на наши усилия снежного вихря, они садились травить байки из своих богатых коллекций или играть в карты. Откуда черпать оптимизм, если по СМИ потоком идут сообщения, подобные нижеприведенным.

5 января 1982 года. В результате сильнейших снегопадов серьезно нарушено движение по дорогам Греции. Многие населенные пункты из-за снежных заносов отрезаны от внешнего мира….

10 января 1982 года. Оставайтесь дома, используйте телефон, отмените встречи с друзьями и близкими». Каждые полчаса все английские радиостанции передают в сводках новостей подобные предупреждения жителям Великобритании, на которую обрушился невиданный снегопад. В ряде районов высота снежных заносов превышает 4-5 метров. Полностью прекращена работа Лондонского международного аэропорта. По всей стране нарушено железнодорожное сообщение.

Январь 1982 года. США. В начале нового года снежный тайфун «Санта Анна» пронесся над Калифорнией, разрушив и повредив более 2500 домов и 800 предприятий. Одновременно необычные снегопады обрушились на Великие равнины, а могучие смерчи крутились над штатами Миссисипи, Алабама, Джорджия, калеча людей, превращая в развалины здания, а машины - в груду металла.. 9 человек погибло, десятки пропали без вести…Это было в январе, но оправдались неутешительные прогнозы и на февраль: в большинстве районов снегопады и холода оказались значительно выше среднестатистических норм. Вашингтон в начале февраля накрыл самый холодный за последние 100 лет циклон, многие жители в надежде согреться в церквях, с рассвета занимали в них очереди, закутавшись в одеяла…

 

Наши циклоны по сравнению с американскими – детские игрушки. По-настоящему снежными в зиму 81-82 года были только два упомянутых выше циклона: один в декабре, другой в начале января. И, несмотря на то, что именно в это время мы больше сидели на земле, налет экипажей ЭПЛ за зиму составил…1385 часов (230 самолето-вылетов). Происходило это из-за того, что по жесткому указанию Лифшица планирование вылетов на работы по «снегозадержанию» осуществлялось по прогнозам синоптиков Гидрометцентра, а те выпадение снега прогнозировали почти ежедневно вплоть до апреля месяца. Снег же в большинстве случаев, если и выпадал, то не в виде снегопадов, а, образно говоря, отдельными снежинками. Вот мы, и гонялись сутками за этими снежинками…

Логика подсказывала нам, что по результатам этого сезона Моссоветом будет принято решение о преждевременности проведения эксперимента ввиду отсутствия пригодной для этих целей авиатехники... Однако, оказалось, что Борис Аркадьевич предвидел возможность такого поворота событий и, по подсказке Пименова, уже пробивал в высоких кабинетах разрешение на выделение для нашего эксперимента …8-ми самолетов Ан-30. Было удивительно, как ему удалось это «провернуть» на фоне кажущегося провала его новации.

Но провальным сезон казался только нам ‒ летному составу лаборатории - тем, кто непосредственно и безрезультатно «воевал» со снегопадами на атмосферных фронтах циклонов. Нашим же теоретикам из метеогруппы, занимавшейся разработкой методики подсчета эффективности авиаработ и самими подсчетами, удалось «высосать из пальца» и выложить на стол Лифшицу расчеты, согласно которым работы лаборатории выглядели не только не провальными, но и прибыльными. Оказывается, мы в первый же сезон на отживающих свой век Ил-14-х «осадили» на подступах к городу …почти четверть могущего выпасть в городе снега ‒ 20,5 сантиметров, или 14 миллионов кубометров!

Существенный вклад в подтверждение эффективности авиационного метода борьбы со снегопадами внес авторитет Пименова. В самый кризисный момент нашего существования, в начале января, когда Москва была буквально завалена снегом и на нас уже косо посматривали, он съездил на свою дачу под Волоколамском, измерил там высоту снежного покрова и она оказалась почти на 50 процентов больше, чем в Москве. В районе Волоколамска мы в основном и работали по «осаждению» снегопадов, поэтому данные Пименова, (как бы подтверждающие правильность ЭПЛовской методики подсчета эффективности) очень пригодились Лифшицу, когда тот отстаивал в высоких кабинетах необходимость продолжения многообещающего эксперимента…на новом техническом уровне.

Вот эти два обстоятельства: обещанная замена «дырявых», холодных, давно выработавших заводской ресурс Ил-14 на современные, герметичные Ан-30 и, пусть даже липовая, эффективность авиаработ ЭПЛ по «недопущению» к Москве снегопадов, на какое-то время подпитали нашу веру в эксперимент. Во всяком случае, первую годовщину создания лаборатории мы отметили с определенным оптимизмом, хотя событие это и совпало с трагедией, произошедшей в Лужниках 20 октября 1982 года во время проведения там футбольного матча на кубок УЕФА между московским «Спартаком» и голландским «Хаарлемом».

Осенний этот день запомнился тем, что с самого утра пошел первый снег и к вечеру его выпало довольно много. В некотором роде этот снег и стал раздражителем конфликта между болельщиками «Спартака» и милиционерами, пытавшимися регулировать процесс «боления» грубым выдергиванием с трибун наиболее агрессивных фанатов-подростков. Их поведение было, действительно, агрессивным, но удаление с трибун своих товарищей спартаковские болельщики посчитали чрезмерным и в отместку стали «согреваться» забрасыванием стражей порядка снежками. Тем ничего не оставалось делать, кроме как выпроваживать со стадиона все новых фанатов.

Одним словом, к концу матча отношения между болельщиками и милицией были откровенно недружелюбными и блюстители порядка по окончании игры слишком организованно и активно стали выпроваживать надоевший им контингент на улицу. И тут произошло непредвиденное: под трибунами образовалась пробка, так как первый поток зрителей, самостоятельно покинувших свои места за несколько минут до окончания игры, внезапно повернул назад, услышав рев трибун после забитого на последних секундах матча второго гола в ворота голландцев. Возникла давка, которая усиливалась напором очередных волн спешно покидавших трибуну болельщиков.

В пользу трагедии сыграла и жадность администрации стадиона, разместившей всех болельщиков ‒ более 15 тысяч, практически, на одной трибуне и открывшей после окончания матча всего один выход на улицу. Но самое удивительное было то, что на следующей день после трагедии все газеты сообщали только о победе «Спартака» и только «Вечерняя Москва» в очень завуалированном виде сообщила о таинственном несчастном случае: ‒ «Вчера в Лужниках после окончания футбольного матча произошел несчастный случай. Среди болельщиков имеются пострадавшие».

Власть и позже так и не поведала о том, что в результате этого «несчастного случая» в морг было доставлено 66 трупов, а десятки машин скорой помощи несколько часов развозили сотни покалеченных людей по больницам города. Нам о трагедии рассказал Пименов, когда вернулся утром от Лифшица. Александру Николаевичу пришлось давать своему шефу объяснения по поводу снега, неожиданно выпавшего накануне и заставшего врасплох нашу метеозащитную контору. В связи с трагедией, разговор прошел мирно; два главных «снегоборца» Москвы просто поговорили об актуальности начатого ими дела ‒ борьбе со снегопадами.

* * *

Обещанного три года ждут и действительно еще три зимних сезона пришлось мерзнуть нам в негерметичных грузовых отсеках стареньких Ил-14-х среди штатного самолетного и ЭПЛовского имущества: стремянок, мешков, ящиков и лопат. Дискомфорт полета, тем не менее, не утомлял, но и работать эффективно на эксперимент не получалось: мешала установка Лифшица ‒ самолеты должны находиться в воздухе даже тогда, когда синоптики прогнозируют выпадение осадков с ничтожно малой долей вероятности. Этого требовала методика подсчета эффективности, которая определялась не по отдельным вылетам и экипажам, а абсолютно обезличенно в конце месяца и сезона.

В итоге одинаково оценивалась работа и честных «тружеников лопаты» и тех, кто, ощущая бесполезность проявления трудового героизма в условиях сплошной неопределенности, высыпал реагент оптом из мешка, или (по той или иной причине) вылетал на борьбу со снегопадами вообще без реагента. И если в первый сезон наши умудренные опытом «летуны-халтурщики», может быть и ощущали определенную неловкость; с каждым очередным успехом (а успешными к всеобщему нашему удивлению оказались все четыре сезона работы на Ил-14-х), они все больше убеждались в том, что эффективность авиаработ по борьбе со снежными циклонами вряд ли зависит от количества взятого на борт реагента и интенсивности работы лопатой…

 



Обновлено (25.01.2015 18:54)